Фотогалерея

КУЗБАССКИЙ ВНЕДОРОЖНЫЙ КЛУБ "КАНТРИ-СПОРТ"

Интервью председателя клуба Михаила Григорьева для журнала "Red Sleds"

№6-7 (июнь-июль 2011)

RS: В двух словах опишите, каково кредо клуба (для чего он был создан)?
М.Г.: Для человека, имеющего технику, снегоходные покатушки – это либо развлечение, либо сиюминутная забава. Мы по-другому смотрим на снегоход. Одна из главных задач клуба – повлиять на ситуацию в снегоходном движении. Общество должно научиться принимать снегоход как одно из явлений прогресса. 
Клуб создан для того, чтобы активизировать общественное движение, в рамках которого мы могли бы развивать и отстаивать свои позиции. В настоящее время выстраивается диалог с властью и другими заинтересованными организациям. Мы принимаем активное участие в создании законодательной базы. Например, с нашим участием был принят закон о развитии снегоходного туризма в Кузбассе.
 
RS: Как вступить в Ваш клуб? Какие требования у Вас к потенциальным новичкам?
М.Г.: Никаких особых требований к новичкам нет. Как в жизни: встречаются два человека и понимают, что они интересны друг другу. Так и у нас в клубе: должно быть внутреннее ощущение единства, понимание общих интересов и задач.  
 
RS: Есть ли у Вас регулярные клубные мероприятия? Из тех, что планируете в этом году, какое самое значимое?

М.Г.: Рабочее собрание у нас проходит каждую среду. Даже если небо упадет на землю, все равно это собрание состоится. Шутка, но доля правды в ней есть. Снегоходное движение не может существовать без спорта. В этом сезоне нами были проведены два этапа снегоходного ориентирования «Белое Золото Кузбасса», а летом планируем трофи «Шахтерский рубеж».

RS: Как в Вашем клубе выглядит выезд выходного дня – куда едете, сколько проезжаете, какая программа? 
М.Г.: Просто «вылазки выходного дня» нам уже не очень интересны. Если мы куда-то едем, то это как минимум трехдневные экспедиции. Ведь что такое снегоход? Это повод взять выходной в пятницу. 
Традиции рождаются сами. У клуба есть собственный приют, практически каждая поездка туда – это маленький экстрим. Иногда бывает и большой экстрим, который попахивает авантюрой… Пожалуй, авантюра (в хорошем смысле слова) – это главное, и она должна присутствовать в подобных поездках. 

RS: Как, на Ваш взгляд, клуб мог бы быть полезным обществу? Планирует ли клуб брать на себя функции спасения людей в экстремальных ситуациях, поиска пропавших, тушения пожаров и пр.?

М.Г.: Клуб – прежде всего общественная организация, которая должна приносить  пользу обществу. Клуб аккредитован в МЧС по Кемеровской области, это дает нам право принимать участие в спасательных операциях, что было неоднократно. Так, в сложных метеоусловиях, когда никто, кроме нас, не мог добраться, мы смогли спасти жизнь человеку. Также мы занимаемся благотворительной деятельностью, помогая детям труднодоступного поселка. 

RS: Клубное отношение к природе и экологии. Есть ли какие-то правила или традиции?
М.Г.: Мы за легкую снегоходную поступь и не уродуем снежную целину без надобности. За то, чтобы человек и природа развивались гармонично.    

RS: Как в клубе относятся  к алкоголю? Есть ли какие-то правила или традиции? 
М.Г.: Так же, как и все в России. Но за рулем снегохода категорически нет. 

RS: Ведет ли клуб какую-либо коммерческую деятельность, если нет, то планируете ли ею заниматься? Как находите деньги на мероприятия? 

М.Г.: Клуб сегодня занимается развитием туризма. Мы прикладываем все возможные усилия для того, чтобы развить снегоходное движение так, как ему положено развиваться. Клуб – это общественная организация, а коммерческая деятельность – это другое. 

RS: Если представить клуб лет так через пять, как он будет выглядеть? Как бы Вы хотели, чтобы он выглядел? 

М.Г.: Я бы хотел его видеть организацией, деятельность которой была бы принята людьми, а работа, которую проводит клуб, осознавалась обществом и была ему необходима.